Фэшн фото как

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Российские фотографы СНГ Russian Photo на Интернет


фото как фэшн

2017-08-21 06:18 Саша Гусейнова Sasha Guseynova 25 летний фэшн фотограф Снимает ярко, смело и раскованно Автор книги и тренинга Как стать истинной королевой Число клиентов более 2000




Операция прошла хорошо. Жаль, что больной об этом так и не узнает.


В отличие от дилетантов профессионалы не спорят об истине, а договариваются о праве обладать ею.






Сыро было и мокро в лесу, Похую нам мы легли на росу, Руки и ноги в узелки сплелись, Дружно мы все на поляне еблись.


Я собирался искать работу в США, но знал, что придётся скорее всего пол-страны изъездить, прежде чем найду. С моей специальностью (музыкант) ни Интернет, ни почта с телефоном для трудоустройства не годятся. Только - «товар лицом». Ведь судя по ТВ, музыкантов (считая всех тех, кто знает только три аккорда, но деньги тем не менее делает) давно уже намного больше, чем собак. По всем подсчётам выходило, что вместо билетов на самолёты и автобусы, намного дешевле купить подержанную автомашину. А тут как раз у дочери Интернет-знакомый в Нью-Джерси (это напротив Нью-Йорка) в этот момент собирался домой в Белоруссию и хотел продать старую (значит, никто не купит), но надёжную (этому никто не поверит) машину. Виктор очень обрадовался моему интересу к его машине и сказал, что сам немедленно ко мне на Бруклин (один из островов Нью-Йорка) приедет. Сегодня мороз, и я просто могу околеть, если будут пробки по дороге, так что уж лучше дождаться его сидя в тепле. Он и вправду опоздал на пол-часа. Ему удалось найти место для парковки лишь в трёх кварталах от «моего» дома. Пошли к его машине. Старый синий «Олдсмобил» и вправду очень хорошо выглядел, но вот прокатиться на нём поначалу не удалось – то ли замки, то ли двери замёрзли. Виктор прыскал специальной жидкостью, раскалял ключ зажигалкой, дёргал за ручки так, что машина качалась, но ни одна дверь не подавалась. Я вспомнил, что в таких случаях полезно обстучать дверь кулаком по всему периметру. И мы с Виктором стали колотить по дверям сначала кулаком, затем локтём и даже коленом. На шум вышел в халате и шлёпанцах огромный мужик в очень хорошем настроении, судя по слегка охмелившему нас запаху. «Сорри, сэр... » начал было извиняться Виктор. Но мужик его тотчас оборвал: «Скажи нормально! Здесь у нас на аборигенских языках не разговаривают.» Это – правда, с Бруклина от наших со-отечественников сбежали даже населявшие его ранее негры, нашли себе какой-то другой остров, кажется, Куинс (я Нью-Йорк хорошо не знаю). Он было присоединился к нашему избиению «Олдсмобиля» кулаками, но затем принёс резиновый молоток и объяснил нам, что удар должен быть очень резким и точечным. В результате первого же такого удара ставшая на морозе хрупкой краска отскочила от двери, как кора от дерева. Виктор с трудом остановил мужика, который уверял, что «уже слышит, как лёд внутри хрупает», а, значит, дверь сейчас вот-вот откроется. Но видя, как расстроен этой облупившейся дверью Виктор, мужик усмирил в себе пыл молотобойца и пообещал бесплатно вызвать для нас «ААА» - службу помощи на дороге. Год всё-равно кончался, а него ещё два вызова неиспользованых оставались. Мужик ушёл в дом звонить, а мы с Виктором остались снаружи, уставясь на машину и думая каждый о своём. Внезапно Виктор схватил меня за локоть и куда-то очень быстро поволок, приговаривая: «Быстрее, быстрее». Метров через пятьдесят он сказал, запыхавшись на ходу: «Номера синие!». «Ну и что, если синие? – спросил я. «В чём проблема? » «А у меня-то были красные» (то-есть из другого штата В. Д.) – ответил Виктор.- «Наверное я не направо, а налево от твоего дома запарковался». Он был прав. Его «Олдсмобил» точно такого же цвета стоял тоже в трёх кварталах, но в противоположную сторону от «моего» дома.